Важно! Новостройкам вход воспрещен

На минувшей неделе произошла тихая градостроительная революция: в Совете Федерации одобрили законопроект о защитных зонах. Сами градозащитники называют это прорывом и подчеркивают: такого не было еще никогда!
ibkUGdGZrNQ
Революция, впрочем, не такая уж тихая: о законопроекте, известном под номером 682357-6, споры идут почти год. Он прошел первое чтение в Госдуме еще в мае 2015-го, затем его продвижение замедлилось, как предполагают градозащитники, из-за сопротивления девелоперского лобби, однако все решило обсуждение проблемы на президентском совете. После того как президент поддержал общественников, дело сдвинулось: 22 марта этого года законопроект был принят одновременно во втором и третьем чтении в Госдуме, а на минувшей неделе, согласно официальном сайту Совета Федерации, одобрен и там — единогласно.

За что боролись? Согласно пояснительной записке к проекту закона, сегодня в России зонами охраны обеспечено лишь 14,58 процента от общего числа объектов культурного наследия, то есть оставшиеся 85 процентов фактически беззащитны — рядом с ними могут построить, например, многоэтажку. Принятый законопроект, по сути, автоматически устанавливает защитные зоны для всех памятников, у которых еще нет зон охраны.

Новые правила просты, но этим и хороши, они не предполагают интерпретации: ну, например, для объектов в населенных пунктах защитная зона устанавливается в пределах 100 метров от внешней границы территории или 150 метров, если речь идет про целый ансамбль. Вне населенного пункта — это 200 и 250 метров соответственно. Нет утвержденной границы? Не беда, считаем от линии внешней стены или общего контура ансамбля — это 200 и 300 метров, в зависимости от того, находится ли памятник в населенном пункте или нет.

«Огонек» попросил экспертов пояснить значение нового законопроекта. Общее мнение — это прорыв.

— Я занимаюсь Московской областью, так вот ситуация там критическая,— говорит Евгений Соседов, председатель совета Московского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников (ВООПИиК).— У нас примерно на 6 тысяч объектов культурного наследия всего 50 утвержденных зон охраны, из этих 50 часть постоянно пытаются оспорить как устаревшие, а в кадастр из тех же 50 внесено всего 7. Поэтому мы и приветствуем законопроект: после того как он вступит в силу, все они будут автоматически защищены хотя бы минимальной зоной.

Это, конечно, не спасет какие-то панорамы или ландшафты, подчеркивает эксперт, но рядом с деревянным домиком больше не впихнут 20-этажный небоскреб. И что важно, законопроект предусматривает внесение сведений о защитных зонах объектов культурного наследия в кадастр.

Для кого эти зоны важны прежде всего? Евгений Соседов уверен — это исторические города, в одном только Подмосковье их 22, и зоны охраны там отсутствуют. При этом у подавляющего большинства объектов культурного наследия не утверждены не только зоны охраны, но даже границы территорий. За примерами далеко ходить не надо: по словам эксперта, исторический центр Звенигорода, который сегодня фактически исчез, можно было бы спасти, если бы эти нормы действовали.

При этом защитные зоны — мера временная, подчеркивают специалисты. Следом, в идеале, должна идти разработка «полноценных» зон охраны для каждого памятника отдельно. То есть нынешняя законодательная инициатива должна побудить региональные власти ускориться с этой разработкой.

Впрочем, без «ложек дегтя» в прорывном законопроекте все же не обошлось. Ну, например, новые нормы не относятся к объектам археологического наследия или к произведениям монументального искусства. У Евгения Соседова своя боль: установление зон охраны для памятников предусмотрено еще поручением президента от 2012 года, но исполняют его такими темпами, что закончат лет через 300.

— Дело в том, что огромное количество разработанных проектов зон охраны просто не утверждаются годами. Нужно переформулировать нормы закона так, чтобы они обязывали уполномоченные органы утверждать эти зоны, и ввести ответственность для чиновников за то, что они отсутствуют. Пока закон лишь говорит, что у памятников должны быть зоны охраны, но никакой обязанности властей их разработать и утвердить нет,— считает эксперт.

Опрошенные «Огоньком» специалисты отмечают, что теперь основная интрига — в существовании «переходного периода», предусмотренного самим законопроектом.

— Прежде всего, он не будет иметь обратной силы, то есть защитные зоны не смогут «отменить» те разрешения на строительство рядом с памятниками, которые уже были выданы,— уточняют в «Архнадзоре».— Также установлен люфт между подписанием закона и началом применения этих ограничений длиной в 180 дней.

Вероятно, у застройщиков теперь начнется «горячая пора», предполагают градозащитники. По данным СМИ, кое-где в преддверии принятия законопроекта чиновники даже собирали девелоперов: обсуждали, как жить и строить дальше. Прошла и волна панических комментариев в прессе, мол, этот законопроект чуть ли не ставит крест на девелоперском бизнесе в России. Общественники на это лишь разводят руками: речь лишь о цивилизованных правилах строительства в близком соседстве с памятниками архитектуры. И, кстати, просят отдельно поблагодарить законодателей, разрабатывавших проект, а также сотрудников Министерства культуры, которые его «вели», что мы и делаем. Спасибо!

Материалы подготовил Кирилл Журенков
Источник: http://www.kommersant.ru/doc/2938216

Еще об этом:

Константин Михайлов, координатор движения «Архнадзор»

У нас такая градостроительная практика, что зачастую страдают даже те памятники, у которых есть зоны охраны. У всех на слуху многочисленные конфликты последних лет с застройкой охранных зон Бородинского поля, Радонежа. Там, где они существуют с 1970-1980-х, на эти зоны идет атака, нам говорят, что они устарели. Кстати, одно из важных положений этого законопроекта о защитных зонах — именно то, что он подтверждает действие тех зон, которые были разработаны и приняты во времена Советского Союза.

C одной из разновидностей зон охраны, зонами регулирования застройки, тоже не все гладко. Ну, к примеру, московское правительство недавно разрешило стройку 18-этажного здания в Рязанском переулке, поблизости от Новой Басманной улицы. Здание войдет в заповедные панорамы этой улицы, будет видно над Казанским вокзалом, если смотреть с Комсомольской площади… Тем не менее разрешение есть, строительство начато, снесен дореволюционный дом, стоявший по этому адресу.

Что уж говорить о тех городах, где этих зон просто нет! Там идет лихая застройка. Посмотрите на исторический центр Воронежа, в 1990-х волевым решением все установленные зоны охраны там были отменены, в результате весь он пророс стеклянными параллелепипедами сквозь историческую застройку. Те же процессы, может быть, с меньшим размахом, происходят в Орле, Самаре, Туле… Это такая вялотекущая градостроительная катастрофа. Мы привыкли ценить отдельные памятники, может быть, группы памятников. А все чаще, к примеру, иностранные эксперты удивляются сохранности и ценности тех массивов исторической застройки XIX — начала XX века, которые уцелели в наших провинциальных городах.

Одним словом, подобный законопроект было бы идеально принять лет 30 назад, а сейчас мы лишь пытаемся сохранить оставшееся, и все же это значительный шаг вперед. Но им, разумеется, нельзя ограничиться. Ключевой вопрос — в построении системы защиты исторического окружения объектов культурного наследия. Ну, например, еще 10 лет назад из законодательства был изъят пункт, который гласил, что органы охраны памятников должны согласовывать проекты нового строительства и реконструкции в охранных зонах. Вернуть его — важнейшая задача. Нужно, чтобы было с кого спросить. Штрафные санкции, даже те, которые удается вчинить, они для девелоперских проектов просто смех. 100, 200 тысяч рублей для крупного девелопера — не расходы, это что-то вроде платного поворота для автомобилистов. Так вот, следующим этапом, на котором будет настаивать градозащитная экспертная общественность, станет возращение органам охраны памятников права контролировать градостроительство в зонах охраны. Да и за грамотное правоприменение нового закона еще предстоит большая борьба, споры — здесь я не питаю иллюзий. Хотя главное, что юридическая основа для борьбы вообще появилась.
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2938220

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *